Контора
Бонус
Оценка
Язык
Live-ставки
Моб. ставки
 
5 000 руб.
     
2 500 руб.
     
500 руб.
     
Авансовая ставка
     

Битва ставок олимп

Но загвоздка в том что если сегодня эта таблица указывает верный результат, то уже завтра будет совсем наоборот.

Эти мысли конечно никаких гарантий на победу не дают, но может кому то поможет. ДенисДа они каждый день меняют серию игры. Да меняют, но некая закономерность есть во всех играх, возьмем то что мне нравиться 7 из 42, посмотрите шары которые не выпадали 15 игр, дождитесь пока и 20 раз не выпадет, потом играйте. Андрейтут наоборот больше шансов будет что она выпадет на 21 и.

Сервис помощник для Betgames.tv

Всем доброго времени суток, хочу спросить Вас игроков, на что ставите и как? Всем привет. Такой вопрос. Я как то насчитывал доходило до 12 раз, у одного.

Ярослав24. А я видел 18 раз выпадение карт черного цвета в Битве ставок. Насчет покера самое изи. Кто ставит в баккаре? Дмитрий Панафидин 0 баллов Дядя Вася балла AMAN О. О баллов Vladimir 0 баллов AktoBESTamak баллов Абикейшн балла Don Dancho баллов Группа С Лига Европы — Группа L Чемпионат Европы — Отборочный турнир.

Товарищи Тимошенко и Ватутин свободны,— председатель СНК слегка приподнял руку и тем дал понять, что на этот раз разговор с ними закончен. В полдень 26 июня в Тернополь Жукову позвонил Сталин: — На Западном фронте сложилась крайне тяжелая обстановка, товарищ Жуков. Немец окружил часть фронтовых сил в районе Волковыска и Мостов и близок к захвату Минска.

Непонятно, что происходит с Павловым. Маршал Шапошников приболел. Нам надо посоветоваться с вами. Не могли бы вы немедленно прилететь в Москву? Вот уточню с Кирпоносом и Пуркаевым план дальнейших действий и выеду на аэродром. Сталин опустил трубку на рычаг, не прощаясь. Вечером Жуков прямо с аэродрома приехал в Кремль. У Сталина находились Тимошенко и Ватутин. За четверо суток войны оба они побледнели, осунулись.

Перемен же в председателе СНК, по крайней мере внешних, начальник Генштаба не обнаружил. Сталин кивнул головой, а вслух негромко сказал: — Хорошо, разбирайтесь. Доложите через сорок минут. Через открытую дверь в другом конце кабинета военные прошли в соседнюю комнату. Жуков впервые вошел в это помещение и невольно осмотрелся. Казенная скромность ее убранства подкупала. Прямоугольный стол перед окнами. К нему прижато с обеих сторон по четыре жестких стула.

Стены сплошь увешаны картами. Посреди нее на полу — глобус. Военные расположились вокруг стола и принялись за. Чтобы сэкономить время, Ватутин доложил обстановку на Острия двух синих стрел — танковых групп Гота и Гудериана — были уже несколько восточнее нашей группировки. Нарком обороны взял со стола карандаш и медленно, от руки, пунктиром прочертил им по карте. Как это ни было тяжело Жукову, ответ его был честным: — Минск, Семен Константинович, придется оставить! Маршал Тимошенко тяжело вздохнул, но возражать не стал, а, скорее по инерции, снова спросил: — Оставим Минск, а где же задержим тогда врага?

Ватутин тут же дополнил начальника Генштаба: — А резервные армии, выдвигаемые из глубины, надо располагать по Днепру. Не то через неделю будет поздно. Это единое мнение военных и было доложено Политбюро ЦК. Не задавая вопросов, Сталин подумал некоторое время над картой и утвердил их предложения без изменений. На седьмой день войны, перед докладом начальника Генштаба, Сталин впервые заговорил о необходимости своего обращения к народу. Возражений не последовало. И все советские люди нашли в ней ответ на главный вопрос — что надо делать.

Они услышали из его уст сердечные слова: бороться надо за каждую пядь родной земли, до последней капли крови. Фашистам не должно достаться ни литра бензина, ни килограмма хлеба.

Наступает сильный и коварный враг. Социалистическое Отечество в опасности! Каждый, кто может держать оружие, встань в ряды защитников Родины! Наше дело правое! Победа будет за нами!. Только вступив в командование Западным фронтом, маршал Тимошенко воочию убедился в том, какое сложное наследство ему Досталось. Тут бы не спеша разобраться, обсудить обстановку на Военном совете.

А она действительно представлялась сложной, не 1хбет бонусы. Приближался телефонный разговор со Ставкой. Сталин потребует принципиальной оценки обстановки, спросит, когда будет остановлен немец по всему фронту? Голос Сталина доносился издалека, глуше обычного: —Товарищ Тимошенко. Как складываются у вас дела?

Командующий Западным фронтом ответил не. Но сделав над собой усилие, он, внешне уверенно, сказал: — Ничего хорошего, товарищ Сталин, сообщить не могу, у Шклова, Гудериан прорвал нашу оборону по Днепру и наступает на Кричев — Мстиславль — Починок — Ельня. Немца следует отбросить за Днепр, хотя это и Гудериан. Полуразбитые 5-й и 7-й мехкорпуса приводят себя в порядок во втором эшелоне, но в них осталось очень мало танков.

Создайте угрозу танковой группе Гудериана. А для отражения атак против й армии используйте силы Конева, прибывшие с Украины. Резервов у фронта нет, подстраховать их нечем. Это верные сведения? Кроме того, продумайте вопрос о защите Смоленска. Возложите личную ответственность за оборону города на генерала Лукина. И эта реплика не застала председателя ГКО врасплох. Он продиктовал готовое решение Ставки: — Подчините Лукину все армейские части, находящиеся в районе Смоленска.

В этом отношении он получил хороший опыт на Украине, у Шепетовки. Вместо й мотострелковой дивизии Юго-Западного фронта подчините ему ю стрелковую дивизию, прибывающую к вам из Сибири. Свяжитесь с обкомом партии, с товарищем Поповым. Пусть областная парторганизация сформирует отряды народного ополчения. Завтра утром непременно побываю в Смоленске, у товарища Попова.

В конце разговора Сталин ободряюще заверил Тимошенко: — В ближайшие дни Ставка окажет помощь Западному фронту. Вам придана авиадивизия дважды Героя Советского Союза Кравченко. Не позднее 16 июля в ваше распоряжение прибудет с Украины генерал Рокоссовский. ГКО готовит постановление о командованиях стратегических направлений. Вы назначаетесь Главкомом Западного направления.

От обязанностей наркома обороны мы вас освобождаем Нарком обороны еще раз напомнил артиллеристам, что о новейшем оружии Красной Армии ни в коем случае не должен знать противник. В чрезвычайных условиях выход может быть только один — обязательный подрыв установок.

В ее состав введен маршал Шапошников. Но обстановка на Смоленском направлении продолжала катастрофически ухудшаться. Одновременно с этим из района Витебска в сторону Каспли и Холма двинулась вперед 7-я танковая дивизия Гота. Этой же директивой войскам й армии генерала Герасименко приказывалось перейти в наступление на Бобруйск с задачей выхода в тыл му танковому корпусу Гудериана, устремившемуся в направлении Кричев—Рославль. Невзирая на крайнее обострение обстановки, Ставка приказала маршалу Тимошенко оборонять Смоленск во что бы то ни стало и продолжала усиливать войска Западного направления.

Под давлением обстоятельств Тимошенко и принял, наконец, решение об использовании 1-й батареи реактивных минометов. В полдень 14 июля она нанесла неожиданный удар по частям 5-й пехотной Дивизии врага, прибывшей под выгрузку на железнодорожную станцию Орша. В тот же день, поменяв позицию, грозное оружие Флерова ударило по скоплению врага на переправе через Оршицу. Утром 15 июля батарея нанесла залп у Рудни.

Обстановка в высших инстанциях, исключительно нервная с начала войны, в середине июля накалилась до крайности. Человек прямой и честолюбивый, Жуков и на этот раз остался Бк олимп адреса в москве своему жизненному кредо. Он изложил последние донесения об обстановке у Великих Лук, перед Рогачевым и Жлобином.

Сталин, на этот раз сидевший рядом с Молотовым, поднялся, приблизился к докладчику. Жуков поборол противоречивые чувства, продолжал: — В центре Западного фронта, в районе Смоленска, в течение последних суток продолжались тяжелые бои. Под напором 2-й танковой группы Гудериана к исходу вчерашнего дня наши войска вынуждены были оставить город Чем Генштаб помог Лукину, чтобы он отстоял город? Маршал Тимошенко сообщает: у него нет резервов для предотвращения окружения наших войск в Смоленске.

Жуков молчал. Молчали члены Политбюро ЦК. Приступ крайней ярости нарастал. Сталин говорил быстрее обычного, на какое-то время потеряв всякий контроль над. Надо направить директиву маршалу Тимошенко и предупредить, что если я армия не отобьет Смоленск у немца, то ее командование будет предано суду военного трибунала. Пощады никому не будет! Настойчивый звонок прервал грозную сталинскую тираду. К столу с телефонами подошел Молотов.

Спросив, кто конкретно нужен, он пригласил к аппарату Жукова. Звонил генерал Василевский. Он доложил, что враг захватил только южную часть Смоленска, а северную удерживает я армия.

Беспроигрышная стратегия betgames битва ставок (Слив секретов для победы) ЛЕГКО!

Начальник Генштаба вернулся к столу, доложил: — Генерал Василевский, товарищ Сталин, передал последние оперативные данные об обстановке в Смоленске. Враг овладел только южной его половиной. Северную часть города удерживают силы генерала Лукина. Сталин поднялся с дивана, начал ходить по ковровой дорожке. Было видно, что он уже успокоился, красные пятна на лице пропали. Оно приняло обычный светло-серый цвет. Вместо всего Смоленска напишите о возвращении его южной части Тимошенко искренне обрадовался встрече с Рокоссовским, которого лично знал по совместной службе в Западном военном округе.

И вот он прибыл в Касню, снова под его начало, но теперь уже воевать в войсках Западного фронта. С напутствием — до подхода резервов подчинять себе все встреченные по пути части, 16 июля Рокоссовский выехал на ярцевский рубеж обороны.

Утром 19 июля Ставка приказала командующему фронтом резервных армий генерал-лейтенанту Богданову силами вновь сформированных й, й и й армий провести операцию по окружению противника в районе Смоленска. Сталин был назначен наркомом обороны Советского Союза. Генерал Еременко тотчас связался по телефону с Касней.

Кольцо окружения у Соловьевой переправы замкнулось. Отряд полковника Лизюкова отброшен за Днепр. Войска генералов Лукина, Конева и Курочкина вполне задачу свою выполнили. Теперь надо оставить Смоленск, остатки их армий отвести на ярцевский рубеж и закрепиться на нем! И мы не безгрешны. Ставка нам поможет. В борьбу за Смоленск вступают войска Резервного фронта. Войска измотаны до последнего предела. Танков и артиллерии. Госпитали переполнены. Дивизии стали полками. Контратаковать решительно нечем!

Надо поднять боевой дух защитников Смоленска. Договоримся. Я с твоими доводами согласен и разрешаю действовать по обстановке, предварительно переговорив с Жуковым. Тем временем я посоветуюсь с маршалом Шапошниковым и он при удобном случае поставит этот вопрос перед Сталиным. Согласен, — вздохнул генерал-лейтенант Еременко и медленно опустил трубку на рычаг. В известном смысле это были примечательные дни для Восточного фронта.

Но Гитлер болен. Почти трое суток он не участвует в делах и не появляется на людях. Доклад фон Бока кратко характеризовал сложившуюся ситуацию.

Он отметил, что участившиеся срывы в боепитании порождают нервозность и утрату доверия к командным инстанциям. Подводя итог, Бок позволил себе дерзость. В наступившей после этих слов тишине зала сильнее других скрипнуло кресло Гитлера. Но фюрер сдержался и тут же предоставил слово вначале Гудериану. Командующий 2-й танковой группой вышел к карте и начал доклад победной реляцией. Наступление на Рославль протекало очень успешно.

Взаимодействуя с ним, й танковый корпус Лемельзена наносил удар вдоль Варшавского шоссе с целью соединения с 9-м армейским корпусом Гейера, наступающего в междуречье Остер — Десна. Одновременно 7-й армейский корпус Фармбахера наступал на Рославль из района Петровичи — Хиславичи и блокировал город с запада. Вчера город оказался в немецких руках. Варшавское шоссе пригодно для наступления на Москву!

Гудериан закончил выступление, выказав уверенность, что к 8 августа его войска покинут передовую и получат отдых. И тут же добавил, что и при пятидесяти процентах укомплектованности они не утратили способности наступать, разумеется, на важнейшем, Московском направлении. Гот, понимая, что обстановка на совещании уже достаточно накалена, ограничился заверением, что 3-я танковая группа и при шестидесяти процентах укомплектованности в состоянии вести ограниченные наступательные действия.

Но и он выразил уверенность, что и его войска с 10 по 20 августа выйдут из боя, получат передышку и пополнение. Гитлер оказался в сложном положении. Он заложил руки за спину и начал говорить о Может быть, Черчилль ограничится борьбой на истощение, а может, высадит войска на Иберийском полуострове? При любом из этих вариантов Германии необходимо срочно создать резерв подвижных соединений. Поэтому пусть Гудериан и Гот не рассчитывают на получение танковых моторов.

Сегодня он может выделить обеим танковым группам не более Бк олимп адреса в москве моторов. Гитлер не ответил на реплику. До 20 августа будут решены задачи по захвату Прибалтики и блокаде Петербурга.

После поражения под Киевом было бы ошибкой высоко оценивать силы противника на юге. Теперь большевики уже Все о ставках в олимпе могут более проводить сколько-нибудь значительных оборонительных операций. Фюрер все более воодушевлялся, говорил все громче: — Мы вправе констатировать, что ход военных операций в России протекает даже более успешно, чем намечалось.

Успешнее ведет наступление фон Лееб. Но теперь обнаружилось, что у большевиков есть хорошая артиллерия, много новых танков, больше авиации, чем показывала разведка. Последняя фраза Гитлера поразила присутствующих. Ничего подобного они еще ни разу не слышали от фюрера: — Новой обстановке должны отвечать и новые решения.

И хотя маршевое напряжение пехотных соединений превзошло все мыслимые пределы, необходимо обеспечить невероятно глубокое фланговое продвижение наших войск вперед, чтобы положить конец истошным крикам англичан, будто немецкое наступление в России зашло в тупик. В полдень 4 сентября на улицах Петербурга разорвались первые немецкие артиллерийские снаряды. Налет на город произвела батарея дальнобойной артиллерии с позиций у Тосно. Воодушевленный этим известием, Гитлер заявил фельдмаршалу фон Браухичу, что судьба Петербурга решится в течение двух-трех ближайших недель.

Весь день 8 сентября авиация Геринга штурмовала Петербург с воздуха. Огнем пожаров были уничтожены жилые кварталы в центре, бадаевские продсклады. Соединения Манштейна и Кюхлера рвались к Петербургу на земле. Вечером они захватили Шлиссельбург, блокировав город с суши. В тот же день по приказу Лееба танковые дивизии Манштейна потеснили ю армию русских, захватили Красное Село, вышли к Пулковским высотам.

Кризис достиг апогея. Главная Ставка тотчас внесла коррективы.

Вместо планируемых двух-трех недель он заключил, что для выполнения задачи достаточно уже и двух-трех суток. В отличие от августа, наступивший сентябрь отличался еще большей противоречивостью обстановки на Восточном фронте. На центральном участке фронта раскручивался маховик решающего наступления войск фельдмаршала фон Бока на Москву. Она должна быть решительно разгромлена до наступления зимы в течение ограниченного времени, имеющегося еще в распоряжении.

Снова предстояли перетасовки войск между группами армий и переподчинения соединений. Создан плацдарм для наступления на Полтаву — Харьков и Павлоград — Донецк. Браухич и Гальдер тепло поздравили Рунштедта с громкой победой. Но главным вопросом совещания с ним стало обсуждение плана окружения группировки русских в излучине Днепра и Десны. Как и планировалось, на рассвете 30 сентября ударные соединения 2-й танковой группы перешли в наступление.

Мощный артиллерийский налет предварил их атаку на острие главного удара. Он заявил, что, организовав оборону по берегу Ладожского озера, вполне возможен прорыв у Волхова, в тыл Тихвинской группировки русских.

Накануне выступления 4-й и 9-й армий в войсках было зачитано очередное напутствие фюрера. Все приготовления, насколько это возможно для человеческих усилий, окончены. На этот раз шаг за шагом шли приготовления, чтобы привести противника в такое положение, в котором мы можем теперь нанести ему смертельный удар. Сегодня начинается последнее большое, решающее сражение этого года Их продвижение по земле столбил ударами с воздуха 2-й воздушный флот Кессельринга.

Теперь уже три мощных танковых стрелы в направлении Москвы быстро сближались между. Успехи, особенно 2-й танковой группы Гудериана, были налицо. В полдень 3 октября й танковый корпус генерала фон Гейра захватил Орел. Когда на другой день войска генерала Гудериана достигли Мценска, 3-я танковая группа Гота нацелилась на Вязьму со стороны Сычевки, а 4-я — Гёпнера, захватив Киров и Спас-Демянск, прорвалась к Вязьме с юга.

Гитлер счел Как скачать 1хбет на айфон триумф достаточным, чтобы оповестить весь мир о близкой большой победе немецкого оружия. Подойдя к трибуне, Гитлер вскинул вверх правую руку: — В эти часы на Восточном фронте происходят грандиозные события. Уже сорок восемь часов ведется новая операция гигантских масштабов. Она приведет к окончательному уничтожению врага на Востоке! Я говорю об этом только сегодня, потому что могу совершенно определенно сказать: этот противник разгромлен и больше никогда не поднимется!

Вождь, приказывай! Мы следуем за тобой! Гитлер молчал. Его колючие глазки понеслись по залу к антресолям, поверх ликующей темно-серой массы. Исход похода на Восток решен! Казалось, он захлебнулся яростью, выкрикивая последнюю фразу. Но шум в зале уже стихал. Отбросив клок редких волос, Гитлер перешел к следующему разделу своей речи. Без крика он принялся уверять аудиторию, что в жизни он лично ни на что не претендует и руководствуется только интересами народа.

И на этот раз сам бог помог ему разгадать коварные замыслы большевиков. Он не нападал на Россию, а лишь предупредил нападение ее на Германию. Поступив так, он вынужден теперь вести оборонительную войну и защищать Европу от кровожадных красных.

Но вдруг глаза рейхсканцлера округлились, застыли в неподвижности. Гитлер как раз дошел до той сакраментальной фразы, которая по своему значению опровергала все сказанное им до. Он хотел ее исключить, но Борман настоял на своем, и она осталась в тексте. Элита с пониманием отнеслась к скорбным словам фюрера — аплодисментов не последовало.

«Олимп» отказался признавать ставки на 15 миллионов тенге

Гитлер вскинул вверх Самая распространенная букмекерская руку и принялся перечислять грандиозные потери большевиков — два с половиной миллиона убитых, двадцать две тысячи орудий, восемнадцать тысяч танков, четырнадцать тысяч самолетов Вечером 6 октября перед Вязьмой сомкнулись клещи 3-й и 4-й танковых групп.

Совещание прошло плодотворно. Решение о продолжении наступления на Москву было единодушным. Восточнее Трубчевска были окружены главные силы Брянского фронта, а западнее Вязьмы — почти пять армий Западного и Резервного фронтов. Ближайшие дни решали многое.

Гитлер по-своему оценивал происходящие на Восточном фронте перемены. Принимая 7 октября посла Японии Курусу в Имперской канцелярии, он, с присущей случаю экспрессией, в победных тонах обрисовал ситуацию в России.

Названная Гитлером дата захвата Москвы, 12 октября, ошарашила посла. Но свойственная японцам вежливость позволила ему быстро совладать с собой, улыбнуться. Курусу заверил рейхсканцлера, что немедленно передаст в Токио отчет о встрече, ибо премьер-министру Тодзио предстояло в какие-то двое-трое суток определиться с политикой в отношении Советов. Желание Японии прихватить часть территории России на Дальнем Востоке теперь имело большие шансы исполниться. К тому же на этот раз Гитлер сделал широкий жест, отваливая восточному союзнику аж всю азиатскую половину страны, вплоть до Урала!

Тут было над чем подумать. Спешная подготовка к захвату Москвы набирала обороты. Моральное обоснование этого мероприятия совершенно ясно в глазах всего мира. Так же, как и в Киеве, для наших войск могут возникнуть чрезвычайные опасности от мин замедленного действия.

Поэтому необходимо считаться в еще большей степени с аналогичным положением в Москве и Петербурге. То, что Петербург заминирован и будет защищаться до последнего бойца, объявлено по местному радио. Необходимо иметь в виду также серьезную опасность эпидемий.

Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно. Небольшие не закрытые проходы, представляющие возможность для массового ухода населения во внутреннюю Россию, можно лишь приветствовать. И для других городов должно действовать правило, что до захвата их следует громить артиллерийским обстрелом и воздушными налетами, а население обращать в бегство.

Совершенно Как зарабатывать на букмекерская контора стратегии было бы рисковать жизнью немецких солдат для спасения русских городов от пожаров или кормить их население за счет Германии.

Получив приказ Главкома ОКХ о блокировании Москвы и о не вступлении в нее войск, генерал Грейфенберг распорядился в адрес тыловых служб о подтягивании к передовой обозов с Это делалось в расчете на скорый церемониальный марш лучших соединений фон Бока на Красной площади Уничтоженной Москвы. Скользнув взглядом по разложенной на столе карте, Гитлер Раздраженно бросил в адрес Главкома ОКХ: — У командования сухопутных войск всегда так получается.

Как только большевикам удается где-то временно остановить наступление вермахта, то сразу следуют доклады о новой тактике русских. В августе Гальдер говорил о новой тактике русской артиллерии, теперь вы говорите мне то же самое о действиях танковых сил большевиков.

Я не хочу этого слышать! В январе, в Бергхофе я предупреждал Верховное Командование вермахта, что русская армия, хотя л является глиняным колоссом без головы, но ее дальнейшее развитие нельзя точно предвидеть.

Однако и теперь я остаюсь при своем мнении: у 2-й танковой армии вполне достаточно сил, чтобы сломить сопротивление большевиков, захватить Тулу и отрезать столицу Советов от тыловых коммуникаций.

Начало нашего наступления в центре оказалось для Советов полной неожиданностью. Сталин, по-видимому, полагал, что фронт уже стабилизировался и активных действий с нашей стороны уже не последует. Последнее предложение фюрер произнес уже без акцентов, ровно. Пауза затягивалась. Назовите мне хотя бы примерный срок! Йодль тотчас перестал писать, посмотрев на Главкома ОКХ. Его примеру последовал и Хойзингер. Еще несколько дней назад он обращался с воззванием к жителям Петербурга!

Гитлер опустился на стул, посмотрел на присутствующих: — Надеюсь, ни вы, Кейтель, ни вы, фон Браухич, не забыли, что в начале сентября, под Ельней, войска Жукова доставили немало хлопот 4-й армии фон Клюге.

Новая встреча с ним отнюдь не порадует и Гудериана. Гитлер выслушал Йодля и обратился к Гтавкому ОКХ: — Скажите, Браухич, а в чем, собственно, состоит новая тактика русских по использованию этих новейших танков? Они прорывают наши боевые порядки и наносят удары во фланги танковым соединениям. Фельдмаршал Кейтель вполне владел ситуацией: — Мой фюрер, вы же знаете, что из-за дефицита металлов лишь наполовину выполняется план выпуска трехсот зенитных орудий калибра миллиметров.

Если бы он выполнялся полностью, то сухопутные войска не получили бы ни одного ствола других видов артиллерии. Если бы мы делали их тысячу, то это Поглотило бы все ресурсы рейха по легированной стали, — добавил Гитлер.

Нехватка горючего вынудила меня распорядиться об ограниченном использовании офицерским составом автотранспорта. Подвижные войска получают все меньше танков, а пехотные — орудий и минометов. Мой фюрер, от имени ОКХ я убедительно прошу вас что-то предпринять. В ответ Гитлер разразился пространным нравоучением: — Надо что-то предпринять, Браухич, я призываю вас и фон Бока.

Надо быстрее захватить Москву. У Главкома ОКХ для выполнения этой задачи вполне хватает наличных сил. Москва — это голова и сердце России.

Это — политический центр, главный узел связи и транспортных коммуникаций всей страны. Захватив Москву, мы легко расправимся с северо-западом России и Кавказом. Война с Россией стратегически уже выиграна, и я ни на йоту не изменю отданных указаний о свертывании выпуска вооружений. Я не могу допустить, чтобы перебои в боепитании повлияли на мои планы на Западе, в борьбе против Англии и Америки! Это вызывает затруднения 4-й армии.

Жуков особенно искусен в обороне, и он примет все меры по ее укреплению. Но мы должны до наступления зимы во что бы то ни стало овладеть столицей красных! Никто не вправе упрекать меня за принятие столь рискованных решений. Совещание в Вольфшанце продолжалось до глубокой ночи, но обсуждаемые на нем вопросы во многом не отвечали той обстановке, которая к середине октября сложилась в центре Восточного фронта.

Она оставалась противоречивой. Фактически именно так и обстояло. Колонны военнопленных в десятки тысяч человек потянулись из-под Вязьмы на запад. Поражение русских в двухстах пятидесяти километрах от Москвы явилось для них печальным обстоятельством, даже трагедией в известном смысле, и подлинным триумфом грозности и неотразимости немецкого оружия. Столица красных открыта для вступления вермахта! Ажиотаж по случаю новых побед немецкого оружия, поднятый службой Геббельса, не знал границ. Экстренные сообщения с Востока следовали по радио одно за другим.

Главком ОКХ не ошибся — именно этот вопрос и последовал от Гитлера первым. Главком сухопутных войск смешался: — Прошло слишком мало времени после пленения, мой фюрер и штаб фельдмаршала Бока пока не сумел разобраться со всеми.

Отделены командный состав и комиссары. Последние расстреливаются на месте. Кто будет лечить и кормить больных и раненых солдат? Германия, как вам известно, такими ресурсами не располагает,— все более распалялся Гитлер. Начальник Генштаба сухопутных войск Гальдер не мог далее терпеть унижений своего непосредственного начальника. Он встал и громко сказал: — Мой фюрер! Главком сухопутных войск не в состоянии проверить исполнение всех ваших Ставки i на спорт олимп в группах армий.

И потом, есть легко раненные солдаты. Они могут Гитлер не позволил Гальдеру договорить: — Вы, Гальдер, ведете речь о легко раненных, тогда как рейх нуждается в здоровой рабочей силе.

Я повторяю — здоровой! Почему она стала возможной? В противном случае колонны пленных могут и не дойти до Германии. Браухич и Гальдер недоуменно переглянулись между.

Кейтель имел обыкновение вставать, когда к нему обращался Гитлер. И теперь он встал: — Мой фюрер, я прошу привлечь к расследованию событий в Смоленске и представителя командования ОКХ.

Гитлер, не раздумывая, согласился: — Пусть это будет Хойзингер. Я не возражаю, Кейтель. Гитлер прошел к окну, резко повернулся к залу: — Командование сухопутных войск ведет речь о лечении легко раненных пленных, а тут расстреливается пять тысяч здоровых солдат, которыми можно укомплектовать четыре-пять заводов рейха, остро нуждающихся в рабочей силе. Установившуюся было паузу нарушил генерал Йодль. Он пользовался особым расположением Гитлера и нередко, когда это не грозило неприятностями, позволял себе даже возражать ему: — Мой фюрер, я считаю, что Кейтелю не следует лететь в Смоленск для расследования причин расстрела военнопленных.

Несколько затаившихся комиссаров спровоцировали массовый побег на узкой городской улице, и это вынудило конвойную охрану применить оружие. Следует запросить от фельдмаршала фон Бока подробный доклад по поводу случившегося и тем исчерпать сам вопрос. Гитлер крадучись приблизился к генералу Йодлю. Из шестисот тысяч пленных, взятых под Киевом, до рейха дошло менее пятидесяти тысяч.

Еще один призыв рабочих в вермахт — и на заводах некому станет работать. Тон разговора Гитлера стал уже другим. На смену назиданию и угрозе пришло рассуждение, попытка замять дело компромиссом.

Чувствуя податливость фюрера, Йодль умело расставлял акценты, толкал к новым решениям. Но подобные рецидивы следует исключить из практики войск. ОКВ подготовит от вашего имени строгий приказ о порядке перемещения военнопленных, а командование сухопутных войск обеспечит его пунктуальное исполнение. Фельдмаршал Кейтель остается в Главной Ставке В ночь на 8 августа наши самолеты нанесли первый бомбовый удар по Берлину.

В этот же день войска й и й армий Западного фронта перешли в наступление восточнее Духовщины. Вечером в телефонном разговоре с Кирпоносом он обратился с просьбой к Военному совету Юго-Западного фронта — принять все меры 1хставка вологда защиты Киева. Генерал-лейтенант Еременко ехал в столицу с большой тревогой. Он не знал, как будут оценены Сталиным его действия в районе Смоленска и сам факт сдачи города противнику.

Телефонные распоряжения по этому поводу он передал не генерал-лейтенанту Лукину, связь с которым была уже потеряна, а генерал-лейтенанту Курочкину, не получив согласия на то ни маршала Тимошенко, ни Ставки. Верховный поздоровался с Еременко за руку и тут же предоставил слово начальнику Генштаба. Маршал Шапошников обрисовал положение сторон на фронтах, особо выделив наиболее угрожаемые направления.

Когда он закончил свой доклад, Сталин, который все это время медленно ходил взад-вперед по кабинету, остановился перед бывшим командующим Западным фронтом, негромко спросил: — Как ваше здоровье, товарищ Еременко?

Во-первых, большая часть командного состава Красной Армии в оперативно-стратегическом звене готовилась вести войну по старой схеме — с приграничных сражений и постепенным втягиванием в них, выдвигаемых из тыла, главных сил.